Делай добрые дела! На том свете тебе воздастся! Угольками...
— Почему-то люди так стараются быть циниками… вы никогда не замечали, что надеяться на лучшее и верить в счастье считается почти неприличным? «Оптимист» звучит, как скабрезный диагноз. Зато стоит только увериться в том, что жизнь — полное дерьмо, для окружающих ты сразу становишься адекватным и социально адаптированным человеком. Но ведь так невозможно жить!
---
В чем отличие человека от обезьяны? Человек мыслит. Ну то есть это не значит, что он думает. Думать — это высшая нервная деятельность, недоступная подавляющему большинству особей хомо сапиенс. У выражения «мыслю — следовательно, существую» совершенно определенный смысл: существовать не значит быть живым.

В последнее время Снейп начал замечать, что гораздо чаще мыслит, чем думает. Попытки сделать из этого наблюдения конструктивный вывод ни к чему не привели. Все рассуждения натыкались на другое наблюдение: было время, когда Снейп думал практически постоянно, даже во сне, и это время жизнью назвать определенно нельзя. То есть получается, сам факт «думания» не означает полноценности того, что принято понимать под жизнью. Если так, то какая разница, мыслить или думать, ведь в любом случае остается только существовать. А если нет разницы, зачем…
--
А, собственно, почему бы девчонке и не быть в этом правой? Мы ведь и в самом деле напрочь не умеем заботиться о том, что зовем душой. Ухаживаем за всем, кроме своих чувств. Обидели — обижаемся, разозлили — злимся, радуют — радуемся… покорно исполняем любые команды извне. Безропотно позволяем окружающему миру насиловать свои сердца и принимаем это насилие как нечто само собой разумеющееся. Душа человеческая от такого обращения истрепывается в лохмотья. Может ли быть счастливой грязная рваная половая тряпка?
---
Счастье — это когда ты можешь позволить себе роскошь не думать о смысле жизни.

--
В Японии живут японцы. И император у них тоже японец. Так вот, был папа в Японии, а у него там живет коллега и хороший приятель. Он тоже японец. При встрече с ним папа спросил, как у него дела, и тот ответил: «Хорошо!» Папа очень удивился, потому что у этого японца недавно умерла мать, а для всех восточных народов смерть родителей — большое горе. А японец сказал: «Ты не понимаешь. Ты не член моей семьи, и горе моей семьи — не твое горе. Но в наших с тобой отношениях все хорошо».
---
Большое видится на расстоянии, но не значит ли это, что на расстоянии только большое и видится?
--
Мы вообще стремимся не замечать мелочей. Зачем? Это слишком хлопотно — уделять время всяким крохотным неважностям. Есть же вещи гораздо серьезнее, значительнее… больше. За лесом мы не видим деревьев, за дождем — капель, за толпой — людей. И радость для нас тем ценнее, чем она больше, а горе наше маленьким быть не может по определению. Нас всех впечатляет вечность, но кто-нибудь когда-нибудь мог оценить счастье каждой секунды? Не одной, а именно каждой?
---
Да, нам большое подавай, глобальное, величественное. Иначе нам становится скучно. Но мы забываем, что по сравнению с вечностью жизнь человеческая — даже не мгновение, а жалкая доля его, миллисекунда, а то и меньше. На этот почти незаметный для Вселенной миг человека выдергивают из небытия, и потом ему суждено отправиться обратно. А человеку скучно! Он безжалостно вычеркивает из жизни секунду за секундой, желая, чтобы поскорее наступило что-то грандиозное, и забывает, что любое грандиозное составляется из мелочей. Поэтому самое величественное, что бывает в жизни человеческой — это смерть
---
Смысл жизни в том, что она, слава Мерлину, когда-нибудь заканчивается. А смысл смерти в том, чтобы сполна оценить хотя бы одну, последнюю секунду жизни.
--
Что должно произойти с человеком, чтобы он решился покончить с собой? Какие силы заставляют утихнуть инстинкт самосохранения, какая потусторонняя мощь должна быть в душе, чтобы уничтожить страх перед смертью? Да и сила ли это вообще?

Нужно ли для этого мужество? Занести нож над запястьем, прыгнуть с высоты, выпить яд? Нет. Для этого достаточно решимости. Не сделать этого — вот когда подчас требуется истинное мужество.
---
Мало кто умеет жить, мало кто умеет страдать. Мало кто понимает, что твоя боль — только твоя. И то, что тебе кажется концом света, другим видится всего лишь неприятностью. Человек не умеет страдать, он умеет лишь упиваться своим страданием. Человеку обидно страдать в одиночку, и он хочет, чтобы весь мир страдал не просто вместе с ним, а страдал его болью. А миру плевать на его боль, и человек говорит: «Ах, так?! Ну вот тебе, плачь теперь без меня!»

Только мир не плачет. Одна смерть — слишком мало, чтобы мир содрогнулся.
---
Снейп никогда не помышлял о самоубийстве. Нет, моменты, когда хотелось лечь и сдохнуть, и гори все синим пламенем — были. Не один, не два, и даже не десять. В минуты самоубийственного себяжаления Снейп действительно ложился, чаще всего прямо на пол… и не сдыхал. После сеанса такой специфической психотерапии ему становилось понятно: если не умер, значит, и это можно пережить. Когда случается что-то, что на самом деле делает жизнь невозможной, смерть приходит без дополнительных приглашений.
---
… люди похожи на стаю дикобразов, бредущих по ледяной пустыне. Им холодно, они жмутся друг к другу в поисках тепла… и колют друг друга своими иглами.

Грейнджер. Она-то что здесь забыла?

— Это к чему...

— Это к тому, что в боязни уколоться о чужие иглы мы часто идем слишком далеко от остальных дикобразов. И нам очень холодно.
---
— А теперь я тебе расскажу, как это бывает на самом деле. Ничего не бывает. Поплачут на похоронах и забудут. Вспоминать станут два раза в год — в день смерти и в день рождения. И не всегда хорошими словами. Но ты уже не смогла бы изменить мнения о тебе, оно бы осталось таким, каким осталось. Ты причинила бы боль, а боль мы редко прощаем даже мертвым.
---
— Меня зовут Гермиона Грейнджер.

— А, подружка Гарри Поттера! Так вот, орден Мерлина не дает тебе права меня учить! Ты не старше моей дочери!

— Старше, мистер Петерсон, — отчеканил Снейп, не дав Грейнджер ответить. — На два года и одну войну.
--
Пытаться стать больше, чем ты есть на самом деле — тяжелая работа. Глупый, бессмысленный, поистине сизифов труд. Можно мочалить свою душу, стараясь скроить из ее лоскутов и ошметков нечто новое и цельное, но в итоге все равно вернешься туда, откуда пришел — к себе самому. И ничем он, Снейп, от других не отличается, это Грейнджер тоже верно сказала. Но почему-то это его не возмущало и не злило. Факт, как известно, самая упрямая в мире вещь, можно относиться к нему как угодно — он не изменится.
---
— Не уверен, что у меня найдется для вас время.

Теперь Скитер откровенно ухмылялась.

— О, я не займу много вашего времени. Долго ли умеючи…

— Не советую.

— Почему же?

— Потому что умеючи как раз долго, а я человек занятой.

— До встречи, профессор, — пропела Скитер и уцокала из кабинета с довольной улыбкой.

— Не дай Мерлин, — буркнул ей вслед Снейп, неосознанно наблюдая, как покачиваются ее обтянутые узкой юбкой бедра.
---
Сказано: «Не брал!» — значит, не отдам.
--
— Мира не будет, мисс Скитер, до тех пор, пока на земле не переведутся люди.
--
— А сейчас-то вы что делаете? Выходите за рамки или нарушаете правила?

Хорош юлить, давай определяйся, либо в дверь, либо в постель.
--
Она не стонала и не ахала, только тихо вскрикнула несколько раз в ответ на особенно сильные и грубые толчки, и послушно подавалась то вперед, то назад, и прогибалась в пояснице, как хорошая проститутка… или профессиональный журналист.
--
Наверное, это и имела в виду Рита, сказав: «Маловато будет». Именно это пыталась объяснить ему юная умница Гермиона — если за сексом ничего нет, если ничего нет кроме секса, какой бы он ни был расчудесный, он только набор нелепых телодвижений. И ей, Гермионе, этого мало.
--
Если тебе нужен только кусок мяса, то ты и получишь только кусок мяса. И нужно быть готовым к тому, что ты и сам станешь куском мяса, и от фаллоимитатора будешь отличаться только наличием дополнительных и совсем не необходимых конечностей в виде рук и ног.
---
Гермиона не любила его и сама исстрадалась от этого. Ей не было все равно, что он чувствует. Она не любила его, но не потому что он чем-то плох, а просто потому что. Любовь — дело такое… иррациональное.
---
www.fanfics.me/read.php?id=43992

@темы: Цитатник, Мой личный сорт книгоина