Ирижия
Делай добрые дела! На том свете тебе воздастся! Угольками...
Написалось
на фикбуке повисит пару дней
ибо нафиг
а потом останется здесь
так же, как и ламбада в валенках.
ЗЫ: внезапно поняла, что у меня нет тега для фиков. Пусть будет ФикВам


Ты снова мне снишься, моё чудовище, но каждый раз в разных обличьях.

Впервые я увидела тебе во сне, где был огромный ледник и серая вода. Я упала в эту воду, зайдя в шкаф - и со мной вместе упало ещё два парня. Один из них поплыл к леднику-скале, с сотнями оттенками белого, и прожилками камней. Со вторым я поплыла к другому берегу. Вода была асфальтово-серой, мутной - и удивительно нейтральной, не вызывающей никаких эмоций.

Мы подплыли к берегу, заросшему сухим тростником и покрытым серо-жёлтым песком, и непонятными, белёсыми кристаллами - то ли странный лёд, то ли куски соли, то ли обточенные стекляшки оставшийся с древних времён.

Мой знакомый куда-то делся - да я и не следила за ним. Выбравшись на берег, я увидела тебя, моё чудовище. Ты был высок - странная помесь полярного медведя и кенгуру. В пасти - острые, желтоватые клыки, с желобками для кровотока, на лапах - черные, грубые когти, которые не раз впивались в чужую плоть. И янтарные глаза, с чайного цвета окантовкой. Шерсть цвета пыльного песка, и запах дикого зверя.

Мой зверь, мой монстр, моё чудовище.

Ты даже не пытался на меня напасть, a во мне отсутствовал страх, как явления. Мысль о том, что ты можешь причинить мне вред даже не мелькнула в моей голове серебристой рыбкой. Я просто подошла и стала за твоей спиной - на своём месте. Все тут же стало на свои места, все оборванные нитки космических кружев заплелись в нужный узор, и где-то там, вне планеты сновидений упали первые капли наших водяных часов.
Я стала рядом, и начала подавать тебе кристаллы с песка, чтобы ты, моё чудовище, мог метать их в врагов. И так было правильно.
И ты брал их из моих рук – осторожно, не желая оцарапать меня, и кидал их вперёд, в малозаметные черные тени на другом берегу. Там, вероятно был тот парень, что упал со мной, из моего мира, мой знакомый – но мне было плевать, даже если в него попали.
Я стояла рядом, подавала тебе, моё чудовище, кристаллы, и готова была стоять так вечно.

После пробуждения, впервые в жизни у меня пошла кровь носом.

Под впечатлением этого сна, я каждую ночь мечтала снова увидеть тебя, моё чудовище. Я вспоминала пейзаж - такой серый, на первый взгляд, но красивый - суровой, северной красотой, место у ледяной горы и стальной реки, - страстно желала ощутить себя там - и, наверное, больше не просыпаться.

Но все было тщетно - мне снова был закрыт доступ на планету снов, и лишь невнятные обрывки чужих сновидений доносились до моего сознания. Что ж, я была рада и этому - у меня было что вспоминать и чего желать - а это уже не мало, правда, моё чудовище?

С каждой неделей, сновидение поддёргивалось все более густой дымкой памяти, словно этот сон поместили в стеклянный шарик - и все, что оказывалось внутри этого шарика кто-то ласково укутывал в легчайшие слои дыма - для пущей сохранности.
Тогда я решила вызвать твою ревность, моё чудовище. Лёгкий флирт со всеми подряд, ласковые улыбки во все стороны.

Подействовало.

Ты явился.

Когда я заснула в чужих объятьях, ты пришёл ко мне вновь, моё чудовище. В этот раз - в человеческом обличье. Высокий, с неловко длинными руками и ногами. Мой - не обжигающий, словно пламя, не ледяной, словно кусок железа на морозе. Тёплый. Ты лежал за моей спиной - я снова не видела твоего лица - лишь при мимолётном взгляде назад, заметила янтарную вспышку глаз. Запах твоего тела - лёгкая горечь хвойного дерева, да свежесть стальной воды. Я купалась в этом запахе, желая, чтобы он остался на мне, и нежилась в коконе из твоих рук, ощущая себя наисчастливейшей из жертв паука.

Когда я окончательно вынырнула из неги сна, ты исчез, растворился под солнечными лучами, исчез твой запах и лишь ощущение твоих ладоней на теле примирило с планетой реальности. Ты – есть. Я уверенна в этом, моё чудовище.

Больше ты не являлся этим способом. Мне не жалко использовать своё тело - но...

Мне пришлось идти дальше. Идти ночью в лес, чтобы, вдыхая запах хвои и чувствуя под ногами пружинистый дёрн заметить янтарный блеск в глазах пролетающей светлой птицы. Блуждать по городу, по незнакомому району, чтобы дворняга - песочного, с белыми пятнами - вывела меня на знакомую тропку, свернув янтарными глазами. Знакомится со всеми подряд, ходить по незнакомым тропкам, влезать во всевозможные авантюры - в тщетной надежде увидеть любимый отсвет янтарного цвета с чайной окантовкой.

Я жду тебя, моё чудовище.

Пока водяные часы отсчитывают наше время я ищу тебя. Ищу между лентами дождя, огибая лезвия дня. Ищу, забывая имена и набивая кончиками пальцев утерянные пароли. Отбивая сердцем морзянку «Жду. Иду. Найди» - на все соцветия звезд разом.

И знаю, что ты тоже ищешь.

Моё тело, мой разум, моя душа - это все твоё, чудовище.

Найди меня – и я пойду за тобой, как крыса за Гамельнский крысоловом. Добровольно и навсегда.

@темы: Вот такая вот фигня, Диагноз: острая влюбленность, ФикВам